Меню сайта
Купить этот сайт
Категории каталога
другое [148]
наши моты [57]
бюджетные иномарки [4]
иномарки [19]
малыши 50-125 куб.см. [7]
до 70х годов в СССР [11]
мотопутешествия [6]
кроссовые мотоциклы [26]
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Новеньких: 1
Наших: 0
Среда, 22.11.2017, 17:37
Приветствую Вас залётный | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Russian Moto
Форма входа
Главная » Статьи » мотопутешествия

великое путешествие на Super Tenere (советую прочитать)


Уже в детстве знал, кем хочу стать: путешественником и художником. Во втором желании преуспел уже давно*, а первое реализовал только недавно.

Попал в мои руки эндуро Yamaha Super Tenere, и я подумал: это знак – «сбыча мечт» совсем рядомѕ Три года готовился к путешествию, и каждый раз что-то мешало его начать. И вот надоели грандиозные приготовления – плюнул на все и решил прокатиться хотя бы до Иркутска, если удастся – до Москвы. А то ведь можно до старости собираться!

...На выезде из Владивостока отказали задние тормоза. Кто-то воспринял бы это событие как плохую примету, я же – как намек: давай, мол, вперед – без тормозов! И не стал возвращаться.

Поначалу гнал, однажды раскочегарил Super Tenere до 120 км/ч, да по скальнику. Когда лопнуло переднее колесо, еле удержался на дороге, с трудом остановил почти потерявший управление груженый байк. После того происшествия ехать стал медленнее, не быстрее 90 км/ч. В таком темпе федеральную трассу Владивосток–Москва прошел за 3,5 дня. Еще за день промахнул Читинскую область и попал в Бурятию. Столица Улан-Уде поразила тем, что она стоит практически в сосновом лесу, деревья все стройные, хвоя – у небес. Местные жители беспредельно доброжелательны и даже в состоянии глубокого алкогольного опьянения пытаются уважить «дорогого гостя»ѕ После Иркутска на дороге встретил колонну из нескольких стареньких ФИАТов. Надписи на бортах сообщали, что за рулем участники пробега Лондон – Улан-Батор. Одна из машин стояла с вывернутым передним колесом, рядом в полной растерянности две девушки из Шотландии. Вокруг них метался деревенский водитель ЗИЛа. Он и рад бы помочь, но не понимал, что нужно делать. Я вмешался и выяснил, что у ФИАТа отломилась реактивная тяга. Здесь ничем не помочь! Волоком оттащили машину до ближайшего шиномонтажа, и здесь, немного в ней покопавшись, я обнаружил, что итальянское авто конструктивно очень похоже на мою «Субару». Я знал что делать! Извлек сломанную деталь и послал водителя ЗИЛа заваривать ее в ближнюю деревню. Всего через полтора часа «Фиатик» снова «встал на ноги». Благодарности путешественниц не было предела! В знак признательности они предлагали нам деньги, однако ни один из помощников их не принял. Мы отвечали: «Бог отблагодарит»...

В тот же день я встретил еще двух отважных путешественников – велосипедистов из Лондона, семейную пару. Эти путешествовали под лозунгом «Пять лет вокруг света на велосипедах». Мы обменялись адресами: я дал им адреса помощи на востоке, они мне – на западе. Вслед мне англичане прокричали: «We love crazy peoples!» – «Мы любим сумасшедший народ!»

А вот встреча из разряда невероятных. Все-таки весь мир – большая деревня. После Красноярска взглянул на приборку, и она мне рассказала, что я прозевал с заправкой. На последних каплях горючего добрался до какой-то замызганной бензоколонки. Пока заправлялся, из стоящей рядом машины вышел парень и, указывая на своих спутников, рассказал, что они байкеры из Братска, везут в Москву поляков со слета «Байкал-шаман» – у иностранцев сломался мотоцикл. Не желаю ли я пообщаться с ними, чтобы хоть немного скрасить их печальную участь быть в заточении в машине с людьми, не знающими «импортных» языков. Почему бы нет!


В разговоре с несчастными – парнем с девушкой – я упомянул, что с одним поляком уже знаком – Томеком Панчаком: в 2003 году он приезжал на слет «Лицом к океану»ѕ Вдруг замечаю, с моими собеседниками происходят метаморфозы: глаза округляются, рты расплываются в улыбках, и оба что-то быстро-быстро друг другу лопочут. Оказалось, мой собеседник – родной брат Томека, к тому же он тоже и тогда же был во Владивостоке! Тут уж мои глаза полезли на лоб: я вспомнил Томека и этого самого, сидящего передо мною брата, которого, действительно, видел мельком. Такая встреча – посреди Сибири, за тысячи километров от мест постоянного обитания – может произойти только у crazy peoplesѕ С поляками и байкерами из Братска я ехал до самой Москвы... Ага, до Москвы, то есть программа-минимум давно за кормой... Знать бы тогда, как далеко меня еще занесет...

На дальних подступах к столице меня поразил скоростной режим: все, кто на колесах, «валят» 120–140 км/ч, не различая, населенный пункт это или свободная до горизонта трасса. В самом городе от количества полос на трассах и нескончаемого вала автомобилей аж глаза заболели. Как можно жить в такой суматохе?!. Другое дело, когда «открывались» мои глаза архитектора, приятно было видеть хитросплетения дорожных развязок, блеск современных домов, чистоту и ухоженность памятников архитектуры, зелень и простор парков.

Меня очень тепло встретили люди, которых лично не знал – до поездки всего лишь говорил по телефону. Огромное спасибо Илье, Яну, Сергею и ребятам из «Автоконцепта». Парни накормили, приютили, устроили мне экскурсию по городу, возились со мной, как с малым дитем.

Недели в Москве пролетели, и я почувствовал, что засиделся. Собрал вещи и в путь – в Питер. В дороге ощутил дыхание осени: опадали листья, а в грудь дул холодный ветерѕ Вторая столица показалась мне уютней Москвы. Жители града на Неве не носятся в погоне за деньгами, не настолько заморочены работой – они более склонны к творчеству, к расслабленному созерцанию действительности. После недель утомительной дороги я наконец почувствовал себя почти как дома. Душою млел, когда побывал в Выборге, старинном городе с узкими, выложенными брусчаткой улочками, невысокими, своеобразными домами чисто европейской архитектуры...

Мне опять-таки повезло – попал на тусовку питерских байкеров. Подивился обычаю: у них принято выставить целую бочку водки и бесплатно разливать содержимое всем желающим. Но, как это бывает, наверное, только у россиян, и бочки не хватило – все равно пришлось бежать за бутылкой.

Но манила еще одна точка на карте. Уж коль скоро добрался сюда, на запад, обязательно должен был посетить город Тернополь, что в Западной Украине. В нем живет мой друг, мотопутешественник Роман Мартынюк.

Путь лежал через Белоруссию. Меня пугали: здесь злые милиционеры карают огромными штрафами по поводу и без повода. Не совсем так... На украинской границе погранцы потребовали оформить страховку и назвали цену: «Дай, сколько не жалко». Я ответил, что всего жалко. Тогда они конкретизировали: «Дай 500 рублей». Их мне тоже было жалко. После торгов сошлись на 210 рублях... И я понял, что уже на Украине – так же точно понимаешь, что ты в Америке, когда видишь статую Свободы.

Автоинспекторы, когда останавливали за превышение скорости, просили 20 гривен. Когда после торгов давал им десять, говорили «спасибо». На рынках, в магазинах, супермаркетах – везде норовили обвесить и «обуть». Так что ухо в Украине держи востро, все проверяй и пересчитывай. Но и другое приметил: жители страны очень набожные. Скажем, автобус проезжает мимо церкви – половина пассажиров крестится...

В Киеве особой столичности я не почувствовал, и вообще мне он понравился меньше, чем Львов, так называемая западная столица Украины. Старый европейский город с католическими соборами, проходными дворами и узкими улицами, в которых легко заблудиться. На центральной площади деды играют в шахматы, вокруг них толпа болельщиков. Другие читают газету или книгу, кто-то катает детей на старинной упряжкеѕ Во Львове варят прекрасное пиво и готовят отличный кофе – будете там, обязательно отведайте.

Наконец Тернополь – я свидился с Романом! Правда, радость встречи несколько омрачило то, что мне нездоровилось. Обратился в больницу, и у меня нашли левостороннее воспаление легких. Приехалиѕ По дороге от дома до Украины я несколько раз простужался: первый раз в Иркутске, потом в Москве, в Питере. Особо не лечился – ждал, когда полегчает, и ехал дальше, не позволял хандре разыгратьсяѕ А сейчас врачи посадили меня под «домашний арест» с уколами. Но время зря не терял – за дни «растительного существования» в постели в долгих беседах с Романом родилась идея. По нашему новому плану я должен возвращаться домой через (следите по карте) Молдавию, Крым, Казахстан, Алтай и Монголию, а Роман – со мной. Идея безумная (особенно если учесть, что надвигалась осень), но тем она и привлекательнаѕ И пошли хлопоты приготовлений: закупали одежду, продукты и усовершенствовали мотоцикл.
Поскольку шанс нарваться на снег был велик, решили установить на Super Tenere боковой прицеп, то бишь коляску.

Несколько дней работали и жили в мастерской CIVAR Андрея Никитовича, что в г. Городок Хмельницкой области. Огромное спасибо всем, кто помогал (и еще как!): Андрею, Борису, его сыну Александру, токарю Коле, дочери Андрея Никитовича (все время работы она вкусно кормила и поила) и, конечно, большой молодец Роман – без него затея не реализовалась бы.

Общими усилиями мы прикрепили к Yamahaѕ коляску от «Днепра», навесили на нее колесо от Audi, приварили раму под лебедку, вывели все сапуны и заборник воздухофильтра на высоту, достаточную, чтобы брать броды глубиной 1,8 метра. Я просто не узнал свой мотоцикл – танк какой-то получился!

Вот и долгожданный старт из Тернополяѕ С грузом байк весил около 550 кг, поэтому клиренс мотоцикла опустился до 10 см. Ехать было тяжело, передвигались медленно и очень аккуратно – боялись, что оторвется коляска. В первый вечер и ночь пересекли границу с Молдавией и заночевали.

При свете дня Молдавия произвела впечатление грязной и заброшенной страны с плохим асфальтом и полуразрушенными домами. Искали, где бы купить вино, – о том, что оно должно быть, свидетельствовали раскинувшиеся вдоль дороги виноградники. Местные нас сторонились (и немудрено – посмотрите на наши физиономии и фото Super Tenere с коляской) и вина не давали. Наконец в одном недостроенном кафе нашли сторожа Васю, и тот согласился продать немного винца – сказал, что у него имеется небольшой запасец, так что готов поделиться. Небольшим запасцем оказалась 500-литровая бочка в погребе! «Да разве это много!» – сторож сказал, что «годы уж не те» – раньше он запасал по 2000–3000 литровѕ Я снимать пробу отказывался, но Вася убеждал: так нельзя – обязательно надо перед покупкой. Принес сало, сыр, хлеб, и прямо на винной бочке мы начали дегустироватьѕ литровой кружкой. Лучшего вина я в жизни не пивал! В итоге мы купили 12 литров прекрасного напитка за $10 – и отправились дальше. Разумеется, когда протрезвели.

При въезде в Приднестровье пограничники пытались выпросить у нас денег, рассказывали сказки, что проезд сюда только по пропускам. Наученные собственным опытом и советами бдительного владельца винного погреба Васи, мы упорно твердили, что «денег нет, а те, что есть, самим в обрез» – и проехали бесплатно. Эта часть Молдавии показалась чище и опрятней: дороги – лучше, дома – аккуратнее. Может, на наше впечатление повлияло то, что из-за серых туч выглянуло солнышко, а может, и то, что приложились к винцу...

Крым встретил обалденной погодой! И приличными дорогами... Радость бытия омрачало необъяснимое побрякивание в мотоцикле, и оно, чем дальше, тем больше усугублялось. Переночевали в пахнущем сказкой лесу. А затем направились в Севастополь: я хотел повидать море – по нему очень соскучился. Вдоль побережья продвигались ночью, и виды прибрежных Ялты и Алупки оставили неизгладимое впечатление – напомнили родной Владивостокѕ Пошел дождь, а мы все катились по крымским серпантинам. Иногда казалось, мотоцикл вот-вот перевернется – «Тенере» часто становился на два колеса, когда коляска поднималась в воздух. Но ничего, обошлось.

Из Керчи на пароме переправились в Россию. Прямо на судне разобрали мотоцикл – побрякивание стало нестерпимым и уже сводило с ума. Оказалось, грохотал успокоитель цепи: стерлись резиновые прокладки, и цепь терлась о маятник.

...Незаметно миновали Ставропольский край и въехали в республику Калмыкия. Здесь начинается Прикаспийская низменность. Столь необъятные степные просторы, до горизонта, я видел впервые. Температура воздуха подскачила до 30–35 градусов, и при такой жаре Рома смотрелся очень оригинально: он оставался обутым в унты – ведь рассчитывал на холод и стужу.

Когда ехали по Астрахани, одна из машин вдруг начала сигналить, подмигивать и прижимать нас к обочине – я и остановился. Ну кто бы сомневался: водитель автомобиля – тоже мотоциклист, говорит, в городе есть мотоклуб, и, дескать, айда к нам в гости. Отчего же отказываться!.. Нас угостили чаем и одарили воблой. После прекрасно проведенного дня мы двинулись к границе с Казахстаном.

...Чего ждали, то и случилось: пограничники пытались «помариновать» нас у ворот, чтобы мы «созрели» и, не кочевряжась, заплатили «въездной оброк». Но переговорный опыт Романа при прохождении границ помог сократить ожидание и незаконное изъятие денег.

Первый большой город после границы – Атырау, от него – в Кандагаш, потом в Челкар и Аральск. Об этой дороге отдельный рассказ – она того заслуживает.

Первые 100 км – по асфальту, но он закончился и пошла глина. Нам повезло: не попали под дождь, ведь даже по сухому пути КамАЗы – и те передвигаются не быстрее 5 км/ч. Через пару километров пришлось остановиться – переднее крыло забила глина. Если бы не коляска, мы бы точно давно упали, а с третьим колесом могли ехать вдвое быстрее грузовиков. После нескольких часов мучений глина кончилась – и снова асфальт. Но какой! Его уложили еще в советское время и с тех пор ни разу не ремонтировали. Уж лучше бы его вовсе не было: дорогу будто точечно подрывали. Иные ямы – по пояс глубиной и шириной чуть ли не во все полотно. Представьте, каково нам было с клиренсом мотоцикла 10 см!

После города Эмба опять глина, появились глубокие колеи. Грунт мягкий – рама коляски срезала верхний слой дорожной поверхности, как коса. Попадались такие камни и коварные лужи, что можно было запросто пробить картер или увязнуть. И я все-таки «поймал» булыжничек и загнул защиту ног, после чего перестала включаться первая передача. Пришлось напильником отпилить защитный щиток.

Ночью ни черта не видели, а потому въехали и прочно засели в яме – вытащить мотоцикл смогли только лебедкой. Палатку поставили прямо в глину – уже недоставало сил искать место получше. А утром обнаружили рядом с собой целую колонну КамАЗов: они засели так же прочно, как мы минувшим вечером. Оценили дорогу впереди, поставили на колеса цепи и поползли по направлению к городу Челкар.

Странный этот город: большинство мужчин пьяны или под наркотой. Когда мы спросили, который час, никто не смог ответить точно – все узнают о времени только из передач по радио, а часов никто «не наблюдает». Чур меня – прочь из такого места!

До Аральска хотели пробиться по прямой, дорогой по барханам вдоль железной дороги. Местные говорили, что не проедем, но мы отшучивались и снова обматывали колеса цепями. А песок оказался куда как коварнее, чем предполагали. Несколько раз заднее колесо полностью утопало в сыпи, а вытащить 550-килограммовую громадину не так-то просто. В конце концов, мы сдались: на таком груженом мотоцикле пески не пройти! Развернулись – поехали обратно. И повстречали иронично улыбающихся предсказателей нашего пораженияѕ Ничего, зато появился повод когда-нибудь снова приехать в те края, чтобы попробовать преодолеть непокорившийся маршрут.

Объезжая негостеприимные пески, направились по федеральной трассе Москва–Алма-Ата. И снова «разбомбленный» асфальт, снова «любимая» глина с колеямиѕ После Аральска учуяли биение со стороны коляски. Осмотрели – и пришли в ужас: на новом колясочном колесе осталось не больше пяти целых спиц – другие оборвало! А запасных нетѕ Радости не было предела, когда увидели караван уже знакомых дальнобойщиков! И они помогли: отцепили коляску и уложили ее на дышла КамАЗа между прицепом и полуприцепом, Рому и вещи – в кабину, а я на «одиночке» продолжил движение в караване дальнобойщиков.

Как муха меж слонов, несколько дней плелся в окружении грузовиков и с их скоростью по направлению к городу Кызылорда. По вечерам, за ужином, водилы травили интересные истории, а Будулай, предводитель каравана, демонстрировал «высший пилотаж» – залпом выпивал бутылку водки. Оказалось, караван вез контрабандную водку, и мы спали на ящиках с «огненной водой»ѕ Скажу вам, лежать на этих упаковках тепло и где-то даже уютноѕ Парни помогли отремонтировать колесо коляски, но мы решили не рисковать и еще около тысячи километров ехали вместе с ними. Спасибо вам, Будулай, Абарик, Амади, Анатолий, – вашу доброту не забуду никогда!

В городе Туркестане мы посетили мавзолей Ходжа Ахмеда Ясави, человека, благодаря которому в Казахстан пришел ислам. Хоть мавзолей до сих пор не достроен (его начали возводить в 12 веке), он поражает размерами и интерьером. Это целый музейный комплекс, и, хочу заметить, в него входит единственный мавзолей в честь женщины, что нехарактерно для Востока.

Мотоциклу требовался ремонт – радиатор так забился глиной, что мотор почти «закипал». Остановились в бывшей столице Казахстана, в Алма-Ате. Здесь широкие зеленые улицы, красивые дома, много новостроек, город окружают красивейшие горы, на одной из них всемирно известный каток «Медео», а чуть выше горнолыжный курорт Чимбулакѕ Осмотр достопримечательностей – часть программы, но нас беспокоили два вопроса: где остановиться и как продлить мою визу в Монголию: в пути мы подзадержались, и срок ее действия уже был на исходе. И снова повезло: пока искали монгольское консульство, случайно натолкнулись на председателя клуба My town motors Леонида. Он приютил, указал, где находится посольствоѕ Через пару часов мне открыли вторую визу.

Несколько дней мы жили в клубе, ремонтировали байк, а по вечерам заседали в клубном кафе-баре, где собирались все его члены и за кружкой чая смотрели фильмы, слушали музыку и рассказы ребят об Алма-Ате. Познакомились с замечательным человеком, его зовут Андрей, он не только мотоциклист, но и горнолыжник. Свозил нас на Чимбулак, чему я был очень рад, поскольку сам большой любитель горных лыж.

Вдоволь отдохнув, приведя в порядок зверски измученный мотоцикл, отправились в Лениногорск: рядом с ним затерянный в алтайских горах таможенный переход. На 536-м километре от бывшей казахской столицы вдруг почувствовал, что мотоцикл сильно потянуло вправо. Подумал, сдувает порывами ветра, но потом понял, что «сдуло» колесо коляски. Попытался удержать «экипаж» на дороге, стал тормозить, однако нас неумолимо разворачивало по часовой стрелке и выносило на обочину. Я инстинктивно приподнял коляску, поехал на двух колесах. Когда же она вновь приземлилась, глубоко зарылась в грунт – и нас круто развернуло. Коляска снова оторвалась от земли! Но на этот раз мотоцикл перелетел через нас, встал на колеса и опять опрокинулся на левый бокѕ Мы оказались на земле. Вроде, живы. Попытался встать – не могу. Руки и ноги целы, только сильно болел левый бок, на который упал. Отозвался Роман – с ним то же самое, но у него на левом боку еще сумка с видеокамерой и кассетамиѕ Он заглянул вовнутрь и говорит: «Что-то камера сильно уменьшилась в размерахѕ» К счастью, остановилась проезжавшая мимо машина, вместе с ее пассажирами смогли поставить мотоцикл на колеса.

Приступили к оценке ущерба. Во-первых, все произошло из-за того, что сломалась ось колеса коляски, и колесо укатилось в неизвестном направлении. Во-вторых, на 90 градусов согнуло ключ зажигания. В-третьих, треснуло ветровое стекло. В-четвертых, разбортировалась задняя бескамерная покрышка. Скорее всего, благодаря обтекателю из металлических труб и грузу, примотанному поверх коляски, – они смягчили удар – мы остались почти целы, и нам не переломило позвоночники.

Совместные поиски скрывшегося с глаз колеса были безуспешны. И я отправился в город Ушарал за запчастями, а Рома остался думать, что можно сделать с полуразрушенным мотоциклом. К моему возвращению колесо все-таки нашлось: оно лежало в 300 метрах, и его обнаружение – чистая случайность. Перевернули ступицу наоборот, перевернули колесо – уже кое-как смогли передвигаться.

Проехав три км на первой и второй передачах, остановились, чтобы посмотреть, как ведет себя наше «ноу-хау». Когда прижимался к обочинеѕ колесо снова отвалилось. Начали поднимать коляску – сломался домкрат! Будь мы менее закаленные – пошли бы на парный суицид.

Как всегда, на знаки о помощи остановился только дальнобойщик на КамАЗе. Совместными усилиями снова установили колесо и кое-как почухали дальшеѕ Нет, нам определенно везло: к нашему удивлению и радости, рядом с Ушаралом наткнулись на целое кладбище ржавых «Днепров» и «Уралов»! Хозяин этих залежей мертвых мотоциклов, Салам, предложил не только запчасти, но и кров, и пищу. Починились, взяли с собой про запас несколько осей и спиц, соорудили новое ветровое стекло.

ѕА температура воздуха падала с каждым последующим километром, появилась изморозь. И без того живописные картины на обочине стали похожи на зимнюю сказку, на горизонте нарисовались горные хребты: подъезжали к Алтаю. Пройдя Усть-Каменогорск, попали в настоящие горы. Я почувствовал такой родной запах хвои и сырого лесаѕ Утром въехали в город Риддер – в советское время он назывался Лениногорском.

Пока завтракали в кафе, наш мотоцикл собрал любопытствующих. Благодаря танкоподобному «Тенере», чей вид здесь вызывал больше внимания, чем Ferrari, нас пригласил погостить местный бизнесмен Николай Александрович. Он опытный альпинист, ветеран афганской и чеченской войн, а нынче директор швейной фабрики СНГовского значения. А еще он интересный собеседник. Рассказал историю города: еще с дореволюционных времен он считался шахтерским поселком – рядом добывали свинец и золото. Казалось бы!.. А вместе с тем Риддер произвел угнетающее впечатление: грязь, лица людей хмурые, на улицах старики продают последнее, что только можно продатьѕ И будто нарочно, для контраста, город окружали живописнейшие горы, полные табунов диких лошадей на склонах, и поля, простирающиеся на необъятные, аж до гор, расстояния.

Здесь мы осознали, что везло нам только тогда, когда путешествию грозила полная труба. А в целом – не очень: таможни, обозначенной на нашей карте, на самом деле не существовало, до той, что есть, нужно сделать крюк почти в 1000 км. Поехали в объезд через село Шемонаиху: в нем, нам сказали, точно был таможенный переход.

Границу между Казахстаном и Россией пересекли и въехали в Алтайский край. Где нас поджидал первый снег: началась зимняя часть нашего сумасшедшего путешествия.

Поменяли резину на коляске на более «зубастую» и, время от времени опутывая заднее колесо мотоцикла цепями, продолжили путь по уже заснеженному Чуйскому тракту.

Виды Алтайских гор прекрасны: то залиты солнечным светом, то окутаны густым туманом, то присыпаны сверкающим снегом, а иногда с шевелящимися стадами яков на склонах. Порой хотел бросить руль, взять в руки кисть, краски и рисовать до потери пульсаѕ Но мольберт я не прихватил, так что утолял голод живописца фотоаппаратом.

Чем выше взбирались, тем ниже опускалась температура: сначала упала до –12, а на границе с Монголией и до –20. Но это обстоятельство не было принято во внимание, когда родненькие российские, а затем и монгольские пограничники продержали нас полдня на свежем (даже чересчур) воздухе. К тому моменту, когда монголы соизволили нас принять, я так замерз, что уже в их конторе, передав негнущимися пальцами заполненный бланк декларации, нагло снял валенки и взгромоздил ноги на батарею – чтобы хоть как-то отогреться. И «не услышал» обращенное ко мне «Что же вы себе позволяете!» Зато хозяева помещения быстренько оформили въездные документы.

Честно говоря, мы давно уже не верили, что доберемся до Монголииѕ Но все самое захватывающее только начиналось.
В очередной раз разорвало колесо – оно выдержало всего 15 километров «чужой» дороги. Это при том, что у нас осталось то самое «родное» колесо, спицы на котором могли отлететь в любой момент. Яснее ясного: с такой резиной далеко не уедешь. А до ближайшего города (вяло надеялись, что в нем есть то, что нужно) было в нашей ситуации далеко – 100 км. И мы завалились ночевать: несчастье лучше переживать на свежую голову.

Утро было бодрящим –27 градусов ниже нуля. Ух ты – мотоцикл завелся сразу! Со всей осторожностью (запасного колеса-то нет) выехали по направлению к городу Баян-Ульгий. Ну вот, льдом забило сапун двигателя, выдавило резиновую прокладку из-под клапанной крышкиѕ Но такими «мелочами» нас уже не испугать!

Дорога неуклонно шла вверх. Высота – 2000 м над уровнем моря. И открылись такие восхитительные виды, будто они сошли с полотен Николая Рериха!.. Восторг души отравляло качество дороги. Вообще-то, понятие «дорога» в Монголии своеобразное, общепринятые понятия здесь не приемлемы. Представьте, параллельно идут от трех до сотни колей, и нам местные говорили: «Выбирай любую – она твоя». Опасность заключалась в том, что в колеях попадались торчащие острые камни, которыми легко пробить картер. Порою встречали отрезки дороги а-ля «стиральная доска» – когда влетаешь на такой участок на 50 км/ч, кажется, что мотоцикл вот-вот рассыплется от вибраций, а твои собственные внутренности выпрыгнут наружу.

Наконец, в долине показался Баян-Ульгий. Странно устроен городок: сплошь из одноэтажных домов, расположеных хаотично вдоль единственной заасфальтированной улицы. Остальные проулки – хаос песчаных тропок. Местные посоветовали найти бабу Зину – у нее останавливаются дальнобойщикиѕ Бабулю разыскали без труда: ее и где она обитает знает весь город.

Перед нами стояло три задачи: устранить течь масла (что сделать не очень сложно), во что бы то ни стало найти заднюю покрышку (что не так просто) и каким-то волшебным способом отыскать 15-дюймовое колесо от Audi (в то, что отыщем, не верили абсолютно). Вместе с бабой Зиной и ее сыном отправились на базар, и первое, на что наткнулись, – на почти новую резину от Audi! Да еще за $10! Это при том, что машин этой марки в Монголии мы не встретили ни разу! Да что там, Роман сказал, что даже в Украине такое колесо отыскали бы с большим трудом. Даже страшно стало: подобное везение должно когда-нибудь кончиться, думали мы, и пойдет черная полоса... Устранили течь из двигателя, установили колесо и, поблагодарив всех за помощь, выехали по направлению к городу Ховд. Разве что нам поможет ворожба доброй старушки бабы Зины.

Впереди участок с тремя перевалами по 2500 м высотой каждый, и мы приготовились проявлять чудеса мастерства и героизма. Ну вот, началось: на одном из подъемов мотоцикл вдруг смолк – заводился с трудом и даже с выкрученной до упора ручкой газа выше 1000 оборотов в минуту не набирал. Пришлось развернуться, спускаться обратно, заодно завели мотор с «толкача». Во второй попытке «летели» на горку только на первой передаче и высоких оборотах. Операцию повторили еще не раз, и в один из заходов крепко застряли в снегу. Выволакивали тяжеленный мотоцикл с помощью останавливавшихся на наши призывы автомобилей монголов. Когда выползали на горизонтальные плоскости и уклона не было, приходилось расталкивать мотоцикл вручную. Что и согрело. Наконец, измордованный «Тенере» вообще перестал заводиться, даже «с горки»: стало «закидывать» свечи – их приходилось менять по несколько раз каждые 100 км... В один прекрасный момент до нас дошло, что выбились из графика, что ночевать негде и придется продвигаться ночью. Но ведь можно так «уехать», что потом и днем не выберешься. Местные в темное время суток не передвигаются – как только начинает темнеть, сразу ищут щель, чтобы спрятаться. Зимой – тем более, ведь лесов нет, и нет ничего, чтобы развести костер и согреваться. В состоянии постоянного страха перед угрозой заблудиться мы продолжали двигаться к городу. Но попасть в него нам «не светило»: в 12 км от Ховда кончился бензин.

С ужасом, граничащим с паникой, принялись устанавливать палатку. А она не разворачивается, поскольку превратилась в глыбу льда: последний раз мы собирали ее под дождем на Алтае. Проехавшие мимо нас (даже не притормозили!) УАЗы убили последнюю надежду заночевать в тепле, а может, и выжить... Спасли нас добрые люди на ЗИЛе – поделились пятью (!!!) литрами бензина... Мобилизованные вновь воспрявшей надеждой все-таки заночевать в городе, стали заводить мотор. И он ожил! Только въехали в город, бензин снова иссяк. Но уже не так страшно. Переночевали все-таки в гостинице (двухместный номер без душа – $10), а с утра, как ни в чем не бывало, гуляли по городу, нашли почтовое отделение, позвонили и написали письма друзьям и родственникам: у нас все в порядке!

После Ховда проехали населенный пункт с неблагозвучным для русского уха названием Говь-Алтай. «Говь» или «гоби» по-монгольски означает «пустынное место – без воды, без растительности, без жизни». Таких мест в Монголии предостаточно: камни сменялись песком, песок – глиной, глина – камнями и так далее. Снег встречался редко – его уносит ветром. Температура воздуха ночью от –20 до –30, а днем от –10 до –20.

После заснеженного Говь-Алтая был город Баянхонгор, от которого через 200 км другой – Айвахер. Отсюда начинался асфальт до Улан-Батора. На монгольских путях-дорогах попадали и на песчаные участки, и на каменистые склоны гор, и на гравийку, несчетное количество раз камни били в картер, мы останавливались и проверяли, все ли цело: пролить масло в степи означало бы конец путешествию. А заодно и нам – бывали дни, когда мы не встречали ни одной ни попутной, ни встречной машины. Ежедневно чистили и отогревали сапун двигателя – он замерзал и выдавливал резинку клапанной крышки.

Уже давно мотоцикл начал «жрать» как 8-цилиндровый джип – по 40 л топлива на 100 км. Воздушный фильтр забился настолько, что однажды мы высыпали из него полкило песка и пыли. Вынули грязный бумажный элемент, натянули на корпус фильтра обычный носок, и он стал фильтровать не хуже оригинальных расходников.

За 370 км до Улан-Батора до камеры протерлась «новая» покрышка мотоцикла, которую мы поставили еще в Украине. Камера лопнула на полном ходу! К счастью, никто из нас двоих не пострадал, и обошлось без падения. Поставили запаску. Через 200 км она стала немногим лучше, чем раньше протершееся колесо. До Улан-Батора ехали с единственной мыслью: только бы дотянуть!

Должен сказать, надпись на борту мотоцикла не раз вызывала улыбку людей, но при въезде в столицу Монголии она очень огорчила местных милиционеров. Один из них, читавший по-русски, разочарованный в сокровенных ожиданиях, с обидой спросил: кто ее написал?! Надпись гласила: «Бедные туристы денег не дают».

Улан-Батор – большой город, в нем постоянно что-то строят и что-то ремонтируют. В столице много современных зданий, кафе, магазинов, банков и гостиниц – как и положено мегаполису. Дороги асфальтированные, и даже образуются автомобильные пробки. На центральной площади высится памятник воину, а в другом ее месте под козырьком из стекла сидит огромный Чингисханѕ Но помпезность, масштаб и красота площади не помешали одному из местных принародно, средь бела дня писать (ударение на первом слоге) на кусты рядом с памятником-святыней... На центральном рынке нам не удалось найти покрышку от «Урала» – в Монголии все ездят на «Ижах». Что оставалось? Мы поскорей уехали из города.

На 60-м километре от Улан-Батора поняли, что до российской Кяхты не дотянем – вечерело. Остановились, чтобы заночевать. Перед тем как лечь, примотали к самым изношенным местам покрышки куски пожарного шланга – хоть какое-то уплотнение. С утра, проехав еще 230 км, сказали себе горькую правду: до Кяхты точно не доберемся – колесо норовило разорваться в любой момент. Снова намотали на шину уже остатки шланга, доползли и пересекли границу с Россией и все-таки дотелепали до Кяхты.

Здесь резины – шаром покати. Пришлось ехать до Улан-Уде на старой – и будь что будет! Однако уже после первых 50 км стало понятно, что судьбу не обманешь: дыры стали появляться в новых местах покрышки. Тогда намотали поверх нее веревку и в «обмотках» одолели еще 60 км. Уже и веревки не хватало – в дело пошел ремень от моих штанов, а затем и тряпка от инструментов. В Гусинозерске осознали, что веревка не выдержит – шину пришлось переобмотать «свежей» стороной наружу, а сверху нацепить «корку» из автомобильной камеры.

Пора перекусить. Я пошел в магазин, закупился, выхожу – Рома с улыбкой до ушей держит вполне сносное колесо от «Урала»(!), причем в сборе с покрышкой(!!) и всеми целыми спицами!!! Я потерял дар речи и только промычал: «Откуда?..» Когда Рома, сам онемевший от счастья, смог говорить, то поведал удивительную, невероятную историю: «Стою, жду тебя. Вдруг проезжающая мимо машина останавливается, и со словами «мир не без добрых людей» кто-то выкатывает из нее колесо – и машина уезжает»!

Но ради прикола мы отважились на нашем латаном-перелатаном боевом колесе доехать до конечного пункта путешествия. И покатили: километры пролетали один за другим, а «колесо-Франкенштейн» все держалось. В полусотне километров от Улан-Уде у меня появилось желание остановиться, размяться. Съехал на обочину и почувствовал, что колесо коляски, кажется, провалилось в яму. Подошел посмотреть, как будем вытаскивать мотоциклѕ и глаза мои полезли на лоб: колесо просто отвалилось! Подшипники остались на оси – а колеса не было! Выходит, не остановись я, еще десять секунд движения – и мы могли кувыркнуться так, что мама – не горюй! И как после этого не сказать, что нам помогало провидение!.. Но не меньшее чудо – помощь людей, и особая благодарность тем, кто так таинственно, щедро, даже не назвав себя и не ожидая благодарности, подарил нам запаску!

Из Улан-Уде мотоцикл я отправил домой поездом, сам тоже поехал железной дорогой. Только потому, что ехать на мотоцикле – это потратить 17,5 тыс. рублей (таких денег у меня не было, и без того уж весь в долгах!), в вагоне же – почти в пять раз дешевле. Да и уезжал я на четыре недели, а пропутешествовал четыре месяца. Надо и честь знать.

Покачиваясь в вагоне поезда Улан-Уде–Владивосток, думал: какая, собственно, разница откуда ты – из России ли, Казахстана, Монголии или Молдавииѕ Везде дюди, плохие и хорошие. Но в этом путешествии я узнал, что добрых намного больше. «Мир не без добрых людей» – эту фразу буду помнить всегда. Смысл, жизненность и правоту ее я понимаю лучше других.
Категория: мотопутешествия | Добавил: Vladislav (05.01.2009)
Просмотров: 1359 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017